Все статьи июня 2009

25 июня 2009

Mузыка — часть духовного пространства

Евгений Федорович Станкович — композитор, народный артист Украины, лауреат Государственной премии им. Т. Г. Шевченко. В 1970 году окончил киевскую консерваторию у Б. Лятошинского и М. Скорика, с 1988 года преподает в ней. Автор пяти симфоний, многочисленных концертов, камерных произведений, фольклорной оперы «Цвет папоротника» (1980), балетов «Ольга» (1982), «Прометей» (1985), «Ночь перед Рождеством» (1990), романсов, музыки к кинофильмов «Лесная песня» (1980), «Ярослав Мудрый» (1981), «Если враг не сдается» (1982), «Легенда о княгине Ольге» (1983), «Украденное счастье» (1984), «Легенда о бессмертии» (1985), «Устим Кармелюк» (1985) и многих др. Музыкальной комиссией ЮНЕСКО камерную симфонию № 3 Евгения Станковича признан одним из десяти лучших произведений мира за 1985 год.

Что для вас стало толчком к работе в кино и в каком фильме впервые прозвучала ваша музыка?

Мне трудно говорить о толчки, очевидно, у каждого человека есть своя судьба. Меня она привела в кино. Я начал много лет назад. После окончания консерватории стал работать на «Укркинохронике» музыкальным оформителем, что давало мне возможность немножко заработать. Там редко писалась музыка, хроникальные фильмы, как правило, оформляли музыкальными подборкам разных композиторов.

24 июня 2009

«Шум ветра»: попытка коллективной интерпретации

31 марта 2002 в Доме Кино состоялась премьера киноленты Сергея Маслобойщикова «Шум Ветра» .

Через несколько дней в редакции журнала «Кино-Театр» обсуждали этот фильм. В разговоре приняли участие молодые кинокритики — сотрудники журнала: Вера Кандинского, Ольга Брюховецкая, Юлия Сердюкова, Алексей Радинский, журналистка Ника Андрийчук, авторы фильма Серна Маслобойщиков, Вадим Скуратовский, актриса Алла Сергийко. Беседовала Лариса Брюховецкая.

Вера Кандинского, Студентка ФГСН-4 филология: Трудно комментировать фильм, в котором так мало значит логика, построен на весьма субъективных авторских ощущениях, как поэзия. Мне кажется, что это фильм-поиск: нового героя, адекватных средств для воссоздания новой реальности. Саша и Андрей убивают привычный романтический образ — Максима, убегают от слишком приземленного персонажа Виктора Андриенко. Они другие, но которые пока не понятно. Общая атмосфера, а также отдельные сцены и эпизоды «Шума ветра» вызывают в памяти фильмы Киры Муратовой. Скажем, сцена, когда отец и сын, сидя в соседних машинах, не слышат друг друга, сцена с котенком из детства Андрея, несколько гротескные диалоги героев в «Запорожце».

23 июня 2009

Тиран под микроскопом

Сообщение о том, что на киностудии им. А. Довженко снимают «Чингисхана», вызвало удивление: — неужели своих проблем нет? Но постановщик (оказывается, он родился в Казахстане) обратился к этой фигуре и объединил талантливых художников, чтобы напомнить о смирении перед вечностью. Это скорее не фильм, а телеспектакль с соблюдением единства места действия и времени.

Так, два часа разговоров на крупных планах. Без пространства, в юрте. Ясно, что стихия Чингисхана — это безграничное пространство, где на лошадях мчится многочисленное войско, это подчинение цивилизованного мира дикой нашествием. Но это фильм про эту историческую фигуру в другом качестве, осталось ему жить несколько дней. Он агонизирует, выглядит тигром в клетке. Он всесилен и бессилен одновременно — именно чтобы подчеркнуть это и нужен этот замкнутое пространство, из которого уже не выбраться. То есть, место действия оправдано содержанием произведения.

Тираны в кино стали объектом пристального внимания, причем в момент их бессилие, как, например, Ленин в «Тельцы» Александра Сокурова. Прибегая к возможностям кино в создании физиологически неприглядной, уныло документальности момента, когда человек на пороге смерти, режиссеры напоминают известные истины: сила и могущество не вечны, преходящие, и даже если ты сверхчеловек, тебе следует помнить о смерти.

22 июня 2009

«Москва»: невыносимая легкость бытия

В киевском Доме кино состоялась премьера картины Александра Зельдовича «Москва» по сценарию Владимира Сорокина, Награждена «Золотым Овном» за лучшую киномузыки и операторскую работу.

Москва. Город, который любят, город, ненавидят. Город, который как раз умеет любить и ненавидеть. Город-легенда. Город-знак. Город многоликое и многогранное, которое каждый раз предстает в новом образе, в зависимости от угла зрения, для каждого свое и ничье одновременно. Десятки разных образов Москвы отражены на кинопленке: от белокаменного града исторических полотен к функциональному соцреалистического мегаполиса «Москва слезам не верит» Меньшова, от романтических панорам рязановского «Служебного романа» в гротескно-китчевый уголовного Москвы «8 и 1 / 2 доллара» Константинопольского и «Даун-Гауссу» Качанова.

«Москва» Зельдовича — еще один оригинальный портрет в этой бесконечной галереи. Портрет узнаваемый и неожиданный одновременно. Москвы в привычном понимании в нем, кажется, и нет. Несколько знаковых точек означают пространство — Кремль, собор Василия Блаженного, кондитерская фабрика «Красный Октябрь», Дом художника, отстроенный храм Христа Спасителя, лыжный трамплин и несколько сталинских «высоток». Здания-эмблемы, словно вырезанные из цветного путеводителя для туристов и вклеены в пустоту.

21 июня 2009

Любовь и проблемы...

Страны Центральной и Восточной Европы показывали на Берлинале 2002 года или любовные драмы, или сатиру на существующую действительность. В официальном конкурсе мировых премьер — чешско-французский «Горящий ветер» ( «Brucio Nel vento») режиссера Сильвио Сольдини с Иваном Франек и Барбарой Лукаша в главных ролях; венгерская лента «Искушение» ( «Kisйrtйsek») реж. Золтана Камонди с Марселем Миклошем, Юманите Ковач в главных ролях, а также в престижной «Панораме» молдавско-румынское «Прокрустово ложе» ( «Paul lui Procut») реж. Серджио Продана с Олегом Янковским, румынкой Виорика Месиною, молдаванами Петру Витукару, Татьяной Попа в главных ролях. Все они о роковой любви.

Любовь с трагическим финалом тема фильма «Прокрустово ложе». Действие происходит накануне Второй мировой войны, когда Бухарест называли «маленьким Парижем» и он поражал роскошью. Судьба свела двух мужчин странным образом. Настоящая любовь одного и обычная сексуальная интрижка второго привела обоих в объятия соблазнительной сексапильной красавицы-актрисы. Горькое разочарование в этой женщине, которая якобы искренне любит одного из них (О. Янковский), однако не способна жить чистой жизнью и часто ему изменяет, приводит героя к самоубийству. Его поэтические письма обожаемой женщины позже читает в ее постели следующий ее любовник. Сам же он безнадежно любил другую — незнакомку, в которой в конце концов сумел зажечь взаимную любовь. Его поражает глубина чувства и трагический финал умершего предшественника.

20 июня 2009

Житие цветка

Кто решится назвать произведения Белокур натюрмортами?
Они не имеют ничего общего с мертвой натурой, ведь художница писала только живые цветы. Имея больные ноги, она шла к цветку много километров, чтобы сделать ее портрет, раскрыть ее индивидуальность и поселить в космосе других на отведенное место так, как Бог когда-то поставил звезды и планеты на их орбиты. Центробежные спирали подсолнухов и роз в фас, как сердца галактик; лучи лепестков-лучей астр в профиль, как подглядывание за утренним туалетом Венеры; фиолетово-лунный свет витых панычей — все это лики любви.

На презентации фильма режиссер сказала, что она считает Екатерину Белокур монахиней, святой, что рисовала цветы, как божьи лики, как лики святых.

Цветок у рельсы, которой катится колесо поезда — слишком прямолинейный кадр о сути жизненного сюжета таланта в Украине, который повторяется снова и снова. И здесь не надо грешить на советскую родину. Так было и до нее и так есть ... Доведенная до отчаяния Екатерина, о которой родители говорят, что она «чертей рисует» вместо того, чтобы выходить замуж, едет на совет к Шевченко в Канев.

19 июня 2009

Historia sacra или historia profana?

Аспекты отражение исторического материала в познавательном кино.

В первом фильме «История ... Зачем она нам?» (режиссер М. Донец; из сериала научно-познавательных фильмов «Неизвестная Украина», НКУ, 1993) авторы анализируют, почему истории Украины практически не было. После титра названия фильма на фоне панорамы руин Успенского собора женский голос обращается к нам, словно к всех зрителей: «... давайте начнем с самого начала. Какое ваше имя? Сколько вам лет ?..» Уже потом в кадре появляется крупный план — женское лицо. Камера отъезжает, видим, что это врач, который обращается к больному, лица которого не видно, потому что сидит спиной к нам. Больной тут — как обобщение потерь, как темная и способна форма. Он не помнит ни своего имени, ни названия предметов. Закадровый авторский голос (персонифицированный, живой, а не «государственный» с металлическими тембрами) констатирует: "Это амнезия, страшное психическое заболевание, связанное с потерей памяти.

Для человека это трагедия, — продолжает актер за кадром, а на экране — падает высокое стройное дерево, корни вырывается из земли, — да какой же степени измерить трагедии народа, у которого отобрали историю, лишили исторической памяти, лишили собственного имени? Почти три века, триста долгих лет в состоянии амнезии находился славный гордый и свободолюбивый народ Украины Истории Украины практически не было, она существовала лишь как эхо великодержавной истории — истории России ... "