Все статьи июля 2009

25 июля 2009

Династия Сумских

У нас прекрасная семья. Мой отец — народный артист Украины Вячеслав Сумской. Его больше помнят как актера Запорожского и Львовского театров. Это был его звездный час. Сейчас он — актер театра им. И. Франко, играет во многих спектаклях. Последняя работа — роль Дожа в спектакле «Отелло» по Шекспиру.

Мама — заслуженная артистка Украины Анна Ивановна Сумская область. Она является опорой, первоисточником, энергетикой нашей семьи. Всю свою жизнь она органично сочетала театральную карьеру с воспитанием двух дочерей. И все успевала — и выполнять множество интересных ролей, и отдавать нам свою любовь, и быть хорошей хозяйкой. А сегодня хочется больше отдать ей за то, что когда-то получили. Я каждый свой день начинаю со звонка к маме. Есть о чем поговорить, ведь мы актеры, и кто может лучше понять меня, чем мама. Это большое счастье — иметь таких родителей, которые понимают твою профессию. Недавно наша мама сыграла главную роль в фильме Александра Муратова «Провинциальный роман». Вот такое непредсказуемое жизнь актера. Мама вроде уже отошла от театра. А судьба подарила ей возможность еще раз сняться в фильме.

24 июля 2009

Тарас Денисенко: «конформисты не оставляют воспоминаний о себе ...»

— Саша в фильме Михаила Беликова «Какие же мы были молодые» — это ваша первая роль?

Первая профессиональная. Школьником я снялся в «Высоком перевале», к тому играл в целом ряде детских эпизодов: «ребенок, брошенный на вокзале», «военная ребенок», «голодный ребенок» и др. Во время учебы во ВГИК снимался в курсовых, дипломных работах моих товарищей.

Кого вы можете назвать своими учителями? Кто оказал на вас особое влияние?

Первые, несомненно, — мои родители, хотя я тогда не проявлял особого интереса актерской профессией. Я с детства знал, как делается кино, и оно не имело на меня гипнотического влияния. Дальше — Алексей Баталов, чью мастерскую я закончил во ВГИКе. Теперь он завкафедрой актерского мастерства. Вообще я думаю, что учителя — это те люди, с которыми актер непосредственно работает. И не обязательно они должны быть старше, талантливее или умнее тебя. На меня по-своему влияли все актеры, с которыми я снимался.

23 июля 2009

Между природой и культурой

Денисенко Тарас Владимирович — Украинский актер. 1986 окончил актерский факультет ВГИКа (мастерская А. Баталова). Снялся в фильмах: «Высокий перевал» (1982), «Какие же мы были молодые» (1985 Приз СК Украины «За лучшую мужскую роль» на кинофестивале «Молодость-85»), «Квартирант», «В Крыму не всегда лето »(1987),« Караул »(1989),« Кислородный голод »(1992 Приз международного кинофестиваля, Салоники, Греция, 1992),« Тарас Шевченко. Завещание »(1992),« Фучжоу »(1993),« Будем жить »(1995, т / ф 10 с),« Остров любви »(1996, т / ф, новелла« Помолвка »),« Поэт и княжна » (1999), «Американские ботинки» (2001), «Богдан-Зиновий Хмельницкий» (2002). Заслуженный артист Украины. Член Национального союза кинематографистов Украины.

Кажется, сама судьба, наделив Тараса Денисенко артистическим даром и незаурядной внешностью, заранее определила его будущую специальность. Даже родиться ему удалось в известной «кинематографической» семьи кинорежиссера Владимира Денисенко и киноактрисы Натальи Наум. Однако, в отличие от родителей, рано заметили его способности, Тарас не спешил осознавать свое предназначение. Вбирая в себя творческую атмосферу родительского дома, который посещало немало известных художников, находясь вместе с отцом на съемочной площадке, он мечтал о различных профессиях, далекие от кино, лишенного для него магического ореола. Даже до поступления на режиссерский факультет ВГИКа отнесся несерьезно: необходимые для вступления работы выполнил для приличия, сдал их поздно, словом, сделал все, чтобы не вступить. Однако судьба распорядилась иначе.

22 июля 2009

«Умей хотеть — и ты будешь свободен!»

Ради психологического портрета, то есть человеческого лица фотограф Леонид Левит готов был идти трудным путем. Согласился, например, на работу фотографа театральной рекламы, так как это позволяло создать портретную галерею актеров. Наконец 1971 появилась возможность полностью сосредоточиться на павильонной портрете, когда Левит открыл в центре Киева фотосалон «Портрет». Там он работал с неизменным успехом вплоть до перестройки.

Наследство Леонида Левита, который он называет коллекцией, — это много лиц, которые охватывают все срезы общества — от людей физического труда к творческим гениев эпохи. В «коллекции» есть те, кто приходил к нему, и те, кого он искал, считая своим долгом сохранить их образ и выразить через портрет свое восхищение ими, — отмечает в предисловии к альбома Ирина Соловей.

21 июля 2009

Из истории кино: условия и результаты

В книге речь идет об украинском игровое кино конца 50-х — начале 70-х, когда на весь мир о себе заявило украинское поэтическое кино. Книга состоит из пяти разделов: «В борьбе за массового зрителя», «Возрождение« Голливуда »на берегу Черного моря», «Летописцы и Мифотворцы свое время», «Уроки детских лент», «Художественный мир кинопоетикы. Негатив и позитив прижизненных классиков ». Автор анализирует производственные и идеологические условия создания фильмов. С одной стороны — финансовые нарушения, в частности, выплата денег за сценарные заявки известным писателям без дальнейшего сценариев, с другой — яростное идеологическое давление. Чего стоит, например, постановление Политбюро ЦК КПУ от 30 июня 1966 «Об отдельных серьезные недостатки в организации производства кинофильмов на Киевской киностудии им. А. П. Довженко ». Речь шла о «Колодеце для жаждущих» Юрия Ильенко и материал к ленте Василия Ильяшенко «Проверьте свои часы», которых безосновательно обвинили в формализме и излишней усложненности. Н. Капельгородского справедливо отмечает киноведческая труда, в которых украинском поэтическом кино была наконец дана справедливая оценка: «Поэтическая волна украинского кино» (1989), «Леонид Осыка» (1999) Л. Брюховецкой и заключенное ею сборник «Поэтическое кино: запрещена школа» (2001), «Украинское кино: проблемы одного поколения» (1987) Л. Лемешева, «Сергей Параджанов. Взлет. Трагедия. Вечность »(1993, составители С. Щербатюк и Р. Корогодский),« Неизвестный маэстро »(1998) В. Луговского.

Автор отмечает, какой большой ущерб нанесли украинском кино написаны на заказ статьи, в которых искривлялись представление о настоящей художественность и ценность фильмов. В то же время запрещалось критиковать фильмы титулованных кинематографистов — фильмы «Чрезвычайное происшествие» В. Ивченко, «Киянка» и «Семья Коцюбинских» Т. Левчука, «До последней минуты» В. Исакова, «Гибель эскадры» В. Довганя автор рассматривает с современных позиций.

20 июля 2009

Неопознанные горизонты «Мастера корабля»

«Мастер корабля» Юрия Яновского, один из самых загадочных, самых оригинальных украинских романов ХХ века, который не перепечатывался уже 20 лет, недавно вышел в издательстве «Факт», составленный доктором филологических наук Владимиром Панченко.

В 30-е обвиненный критиками в отрыве от действительности, сегодня «Мастер корабля» получил репутацию «слишком личного», «зашифрованного своеобразным кодом лирики». 25-летний Яновский стилизует свое произведение под мемуары старого То-Ма-Ки (себя самого через 50 лет), который смотрит на события своей юности из далеких 70-х (к которым Яновскому дожить не суждено), а следовательно предлагает читателю неприкрытую мистификацию. И в то же время в романе узнаваемы конкретные реалии того времени: деятельность Одесской кинофабрики, где в 1926—1927 годах Юрий Яновский был художественным редактором, где было
снято «Тараса Шевченко» и «Тараса Трясила» П. Чардынина, «Борислав смеется» Й . Роны, «Николая Джерю» и «Вслед за судьбой» М. Терещенко, а также первые картины Александра Довженко (из «Звенигора» и «Землей» включительно). Большинство героев имеют прототипов — людей из окружения Яновского той поры.

19 июля 2009

Их мысли

Речь пойдет не о экранном воплощении французской философии. Не о трансгрессии за пределы возможного зла, и не о экзистенциально невозможной точки зрения — то есть не о рассказ убитого убийцы о том, что произойдет после его гибели ( «Убийца / убийцы» М. Кассовица), не о гастрономических издевательствах над человеческом теле, тиражируемые — вслед за П. Гриневеем — в диапазоне от голливудских блокбастеров до произведений камерного фестивально-тусовочного видеоарта (приходят в голову некоторые сюжеты из программы фестиваля «Ловушка для снов» 2002 г.).

Хотя, возможно, и об этом стоит сказать: режиссеры — ловцы снов и фантазий уже достаточно традиционно улавливают в свои «ловушки» продукты архаичных стадий инфантильной воображения, осуществляя банальную (с точки зрения психоанализа) трансгрессии за пределы или возможного (в Реальном) — фантазм отдельной жизни отдельных частей тела, или культурно допустимого (в символическом) — каннибализм, кастрация, первый плюс второй (сюжеты все того же фестиваля видеоарта. Все эти кинотрансгресии подтверждают давний догадку о том, что в кино мы видим вещи и события, к которым в жизни отнюдь не хотели бы участвовать. Опыт жизни расширяется фантазм; это особенно очевидно там, где осуществление межевых фантазувань было бы угрозой для существования, следовательно, и для получения вообще любого опыта.