Украинская кинодраматургия: реальное и возможное

Лариса Брюховецкая: В последнее время на страницах газет дискутируется проблема украинского кино. На что тратят государственные средства? — Беспокоятся журналисты, которые, не анализируя и не аргументируя, отвергают и готовы фильмы, и сценарии, запущены в производство.

Следует напомнить, что в Украине проблема со сценариями постоянная. Писатели не очень заинтересованы в сотрудничестве с кино, а такой специальности, как сценарист, ни один вуз не готовил (два года назад за это взялись на кинофакультете КГИТИ, но на произведения дипломированных сценаристов еще надо подождать. Были, правда, благоприятные моменты (20-е и 60-е годы), когда сценаристов искали, привлекали, киноповести издавали отдельными книгами, работа их должным образом оплачивалась. Сегодня сценариев не ищут, сами же они не появятся, если нет материальной заинтересованности. И все же, несмотря на это, есть сценаристы, которые не оставляют кино. За последнее десятилетие, например, по сценариям Василия Портяка поставлены фильмы «Вишневые ночи», «Чья правда, чья обида», «жертвой. Осеннее убийство в Мюнхене »,« Непокоренный ». В этом году в нашем журнале печатается его сценарий «За обиду гор», который хотел поставить Леонид Осыка.

Василий Портяк: Когда после Высших сценарных курсов в Москве я начал работать сценаристом, мне показалось, что все будет прекрасно. У меня после «меланхолического вальса» сразу две картины вышло с Аркадием Микульский. Здалося, власне, що так буде й далі, але, на жаль... Упомянутые здесь фильмы выходили только потому, что мы с Олесем Янчуком нашли друг друга и благодаря довольно мощным продюсерским способностям Янчука смогли работать. Никогда не будет нормальных сценариев, если не возродится кинопроизводство. Если оно будет развиваться, то потребуется сценарной работы. А когда его много, то сценаристы собираются вместе, возникает школа. Несмотря на нехватку денег, есть еще отсутствие законов ... Тот Закон о кино, что принятый у нас, — только название. Это в России есть законы, которые освобождают кинопроизводство от поборов. У нас нет. Помимо экономических проблем, есть еще та, что мы немножко другие, чем были до 91-го. И литература, и кино, и театр должны как-то разобраться в новых реалиях. С одной стороны, мы еще не избавились от шлейфа вчерашнего, союзного. В таком переходном, кризисном времени, наверное, непросто выходить на новые темы, осваивать эти темы. Есть крен в сторону исторического фильма, и говорят, что это, мол, недостаток.

Закономерно, что когда Япония восстанавливалась после поражения, после оккупации, — они в кино в первую очередь развивали историческую драму. То есть нация преодолевала свои комплексы. И таким образом утверждал себя кинематограф, который, конечно, не замкнулся на том. Если брать освободительную тематику, то мне чего-то виделось, что она будет освоена в различных жанрах. Мы были одни из первых, кто начал это воплощать на экране, и это было нечто на грани психодрамы и мелодрамы. Параллельно был задуман фильм поэтического кино и одновременно фильм-притча «Нам колокола не играли, когда мы умирали». Полное овладение исторической тематики должно было бы развиваться и в комедиях, и в любых жанрах. Что касается современной тематики — когда появляется в литературе то интересное, вот, скажем, «Ключ» Василия Шкляра — сразу возникает до того интерес. Мне абсолютно ясен это кризисное состояние ...

Вот, например, жанр киносериала, который, наконец, к нам пришел, требует своего зрителя, и к этому есть интерес. Если бы «Роксолана» была снята немножечко на всех уровнях профессиональнее, то она стала бы народным фильмом. Хотя ее и так смотрели. Это, кстати, тоже свидетельствует о заинтересованности историей. Люди стремятся в конце концов понять, чьи они наследники. Пресса, публицистика сейчас показывает, как эта история была перевернута с ног на голову, как древняя, так и текущая история. Молодежь сейчас тоже интересуется историей.

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19