Кто-то должен был это сделать

27 октября этого года под занавес 32-го кинофестиваля «Молодость» во дворце «Украина» был показан фильм Андрея Кончаловского «Дом дураков». Трагическое стечение обстоятельств — фильм о чеченской войне шел в Киеве на следующий день после «спасательной» операции российских спецслужб в театре на Дубровке — оказался симптоматичным. Перед просмотром зал поднялся на минуту молчания. Открывал показ заместитель Министра культуры Российской Федерации Сергей Лазарук такими словами: «После последних событий в Москве картину смотреть будет трудно. Вам может показаться, что чеченцы в ней изображены слишком по-доброму »...

1995 года по Российскому телевидению был показан сюжет о психиатрическом интернате на чечено-ингушской границе, заброшенный медперсоналом во время военных действий на произвол судьбы. Пациенты, жители больницы, выжили. Тогда же Андрей Кончаловский под впечатлением этой истории написал киносценарий. «Конечно, — говорит он, — история моя выдуманная — от начала до конца, хотя толчком к написанию сценария стали реальные события». С прототипом главной героини режиссер течение года общался по телефону, хотя никогда ее не видел.


Фильм получил Гран-при в Венеции — вторая по значению награда кинофестиваля после «Золотого Льва». Недавно стало известно, что российский оскаровский комитет под руководством Владимира Меньшова проголосовал за выдвижение ленты на соискание «Оскара» в номинации «лучший иноязычный фильм». Интересно, что в России фильма почти никто не видел. Кроме демонстрации в Венеции и одного показа в московском Доме кино, другой возможности для россиян посмотреть «Дом дураков» не было. После решения оскаровского комитета картину срочно запустили в прокат в Питере. Поэтому, к сожалению, пока трудно говорить, как на картину, что касается такой болезненной для них темы, отреагировали рядовые россияне.

А вот что именно такой фильм о Чечне (фильм как попытка примирения) рано или поздно появится — нетрудно было догадаться. И не только потому, что война — благодарная тема для кинорежиссеров даже некоммерческого кино. Просто художники часто могут посмотреть на человеческие распри сбоку (чтобы не сказать «сверху»). С точки зрения человека в тишине. Художникам дано увидеть сразу того, для понимания чего рядовому человеку нужно оказаться в эпицентре бойни: что «на войне главное не победа ... на войне главное — смерть ». Эти слова режиссер вкладывает в уста также художнику — бывшему чеченскому актеру Ахмеду, который совсем не собирался воевать, пока после смерти отца и брата «автомат сам в руки не попросился».

Неудивительно, что этот фильм снял именно Кончаловский. Возможно, десять лет жизни и гораздо более лет плодотворной работы в Голливуде [ «Любовники Марии» (1984), «Поезд-беглец» (1985), «Застенчивые люди» (1987), «Танго и Кэш» (1989), телевизионный фильм-эпопея «Одиссей» (1997)] дали режиссеру необходимым отстранение, чтобы посмотреть на российско-чеченский конфликт без предубеждений. Неизбежная и потеря: вместе с возможным предубеждением иногда хватает и искренности — той, которую может ощутить лишь тот, кого беда коснется непосредственно.

Что же есть? Есть очень убедительный фильм о абсурд любой войны, меняющий местами два пространства по разные стороны ограды психиатрической больницы, о том, что «все люди братья» — и так далее. В «Доме дураков» есть все необходимое для наиболее полного раскрытия его гуманистической миссии — и ничего больше.

Именно гуманистический настрой ленты сделал ее сюжет и даже образность такими понятными и предсказуемыми. Еще до просмотра, с одной только названия, можно было сделать почти стопроцентно правильное предположение, что сумасшедший — по принципу «Корабля дураков» — будет изображена, как миниатюрная модель великой Российской Федерации.

Страницы: 1 2 3 4