Василий Портяк. За обиду гор (продолжение сценария)

В Ясиня упали глубокие снега.

Олекса прокидав круг оборога снег.

Хозяин, у которого он находился с семьей, разбросал на прочищен сено для скота.

Шла к ним дорожкой улыбающаяся Елена.

Стояли вдвоем среди овец Хрумало сено. Олекса шевелил пальцами их шерсть.

Газда сбоку грустно на то смотрел.

Лежал Олекса вниз в их каморке, а жена сидела у него, ласкала его плечи, перебирала волосы.

— Не могу больше! — Глухо сказал, не оборачиваясь, Алеша.

— Леско?

— Не могу уже хлеб кровавый есть! — Повернулся и сел на постели Довбуш.

— Ничего, Леско, — ласково сказала Елена. — Дождутся весны, я сэкономила тех денег, что ты дал ... Люди добрые ...

— Думаешь, я смогу заново? ...

Елена прижала к себе его голову.

Весной до Штефана пришли братья Джимугы.

Стояли с ним поодаль дома.

— Да и то Андрей сказал, чтобы ему все деньги подать.

— Ну все? — Переглянулись Джимугы.

— А то не так? — Будто удивился Дзвинчук. — Но ведь он дал знак!

И протянул Лукины обе половинки монет.

— Штефа, ты скоро? — Позвала со двора Маричка.

Дзвинчук молча дал знак, чтобы шла в дом.

— Да и скажите Алеше, что я уже имею челядин дома, а то такое ... бабский язык ... Чтобы-сте больше не приходили.

— Что? — Воскликнул Довбуш. — А, курва-кожа!

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14