Кристина Фельдман: лучшая мужская или главная женская?

Лемковское город в Польше ... Конец шестидесятых прошлого века ... Нищий старец ходит, выпрашивая милостыню, держа в руках собственноручно нарисованную на картоне икону, на которой — Иисус Христос, а вокруг его лику написана по спирали лента цифр. Никому не известный дедушка говорит языке, который понятен только ему, и слов в этом языке немного. Между тем постоянно пишет картины ... На обычных кусках картона, необыкновенно маркируя каждую свою работу штампом-печатью с собственной подписью «NIKIFOR MALARZ — NIKIFOR ARTYSTA».

Висимдесятипьятирична польская актриса Кристина Фельдман, сыграв главную мужскую роль в фильме «Мой Никифор», поразила своей работой, подарив влюбленных в кино человеку возможность пережить катарсис.

Кроме признания таланта актрисы в Украине — Гран-при V Международного кинофестиваля «Стожары» в номинации «Главная мужская роль», признание престижного в Испании и во всей Европе кинофестиваля «SEMINCI» — в номинации «Лучшая женская роль», 40-го кинофестиваля в Карловых Варах, многочисленные награды и отличия в самой Польше.

Фильм Кшиштофа Краузе «Мой Никифор» (2004), где Х. Фельдман создала образ художника-примитивист Епифана Дровняка или Никифора Криницкого, — один из пяти игровых фильмов, представленных весной 2006-го в Украине Польским институтом в Киеве и Институтом им . Адама Мицкевича в рамках Дней польского кино. (Интересно, что с сентября 2005-го спрос на этот фильм вырос — различные фестивали хотят показать его).

Украинскому зрителю интересное, понятное и близкое польское киноискусство. Поразительно высокопрофессиональная игра актрисы Х. Фельдман, режиссерская идея предложить главную мужскую роль женщине. Но зритель не успевает над этим задуматься, так как не успевает заподозрить в главном герое-мужчине женщину-актрису. Зритель проникается картиной, а для произведения искусства это самая высокая оценка. К. Краузе в одном из интервью признался, что, увидев Кристину Фельдман, понял: именно она — Никифор, и рассказывал, что она, войдя впоследствии в роль, так и не выходила из нее, все время жила жизнью Никифора.

Такая оценка режиссера свидетельствует, что сыгранная роль становится органичнною и целостной лишь тогда, когда она не оторвана от органичности и целостности живой личности актера. Перевоплощение актера — не что иное как результат процесса освоения роли, и органическую связь личности актера с каждым моментом жизни образа.

Рассказывающий о Никифора Криницкого история?

Евдокия — бедная глухонемая женщина в весной 1895 рожает внебрачного ребенка. Церковный служитель окрестил мальчика именем Епифаний, ибо в то время внебрачных детям нельзя было давать другое имя, лишь такое, которое в день рождения ребенка было в календаре. Мать, когда шла на работу в пансионаты, оставляла ребенка под мостом над рекой. Беда в них была большая.

Женщина не смогла научить сына ловко говорить, имя Епифан было тяжелое для произношения, и мальчика назвали Никифором. Крестьяне из окрестных сел с жалости и милости давали двум немым и бесправным работу за кусок хлеба. Никифор чуть подрос, стал пасти гусей, коров. Однако эта работа была в его голове. Целыми днями он что-то мазал ли на найденном бумажке, то на куске березовой коры, а скот шла «в ущерб». Сверстники смеялись над ним и вслед кричали: «Матейко! Матейко ». А он им гордо на то отвечал, что Матейко был великим живописцем.

Когда ему сильно докучали, он шел в церковь, долго смотрел на портреты святых. Во время Первой мировой войны умерла мать Никифора. Она была единственной его близким человеком. После нее осталась сундук, в которой Никифор до конца жизни будет держать свои самые большие сокровища и единственную фотографию. Ему легко было приучиться к молчанию. Крепко приращенную язык не давал возможности выражать свои чувства и мысли. Спокойствие души навещал его только в храме.

А свободным он чувствовал, когда рисовал. Таким был мир Никифора, мир, в который он погрузился безвозвратно, где магией было живопись, а магическими атрибутами — кисти, краски и любовь вместо ненависти. Самых художник-самоучка не ходил в школу, писать и читать не научился. Его школой была церковь, а учителем — сам Создатель, церковные же иконы — важнее слово. Никифор сам себе написал букварь-молитвенник, нарисовал в нем 172 рисунки с историями Ветхого и Нового Заветов.

«По што рисуешь?» — Спросил как-то Никифора Александер Яцковский, знаток примитивного искусства. «Жеби люди знали, которое ест небо, которое ест ад. Жеби знали ... ». Для Никифора были важны справедливость, награда и наказание. Так, рисуя людей недобрых, он на своих рисунках сам измерил заслуженное наказание за их злые поступки.

Когда Никифор попал в музей в Новом Санчи, где на стенах висели иконы, то ходил между портретами, весело выкрикивая: «Юрко», «Митро», «Прасковья», будто встретился с сердечными приятелями. Никифор любил путешествовать. Он ходил пешком, ездил в дешевых вагонах поездов. На его рисунках — церкви, небольшие станции, пейзажи Криницы, Горлич, Грибова, даже Перемышля и Львова.

Во время акции «Висла», которая имела цель превратить Польшу в однонациональный страну, Никифора трижды депортировали. А он упорно возвращался. Когда же Никифора очередной раз не удалось выселить из Криницы, из него начали делать поляка. Придумали ему имя Ян, по имени Никифор сделали фамилию, придумали отца, просто «плод» фальшивую метрику рождения.

Никифор не протестовал, потому что хотел остаться. Однако уже сегодня фальсификации относительно корни Никифора признано, справедливость восторжествовала, и фильм завершается именно провозглашением настоящего имени художника — Епифан Дровняк.

Талант Никифора открыл в 1931 году львовский художник Роман Турин, родители которого в то время удерживали в Крынице два пансионаты. Именно по его ходатайству в 1932 году в галерею Leon Marseille в Париже были выставлены рисунки Никифора. Вторая выставка состоялась во Львове, а зимой 1949 года в Варшаве была организована первая персональная выставка Никифора.

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11