Метаморфозы жизни

В прошлом веке в научных кругах бытовало мнение: чтобы познать генеза жизнь, нужно начать с конца ... Например, согласно гипотезе, тот, кто искусственно достигнет температуры абсолютного нуля, станет свидетелем несуществовании материи. Желание постичь конец бытия закрадалося в головы многих писателей-фантастов, сценаристов и режиссеров.

Но речь не об этом, а о документальный фильм-притчу «Генезис», созданный кинорежиссерами-биологами (семейной парой) Клодом Нуридсани и Мари Перен. А если добавить, что они являются авторами знаменитого «микрокосмос», то интерес к новому фильму легко предсказать. Украинский зритель имел возможность видеть киноленту в июле этого года на 1-м Национальном телеканале. Трудолюбие авторов — которые два года писали сценарий, три года снимали и год еще потратили на подготовку — впечатляет.

По мнению академика В. Вернадского, человечество тысячи лет пытались разгадать тайну жизни разными путями: религия, художественное творчество и философская мысль так и не дали четкого ответа в понятных нашем сознании формах. А ученые конца прошлого века, тяготея к вечности и безначалия жизни, в последнее время пытаются объяснить генеза законами химической эволюции. Вернадский видел сходство между идеей Гераклита о текучести всего сущего и попытками человечества разгадать тайну своего существования и существования всего живого. Сюжет фильма «Генезис» близок к мнению древнегреческого философа. Повествование в нем передается языком и магическими движениями волшебника (в главной роли Сотиги Куйяте) и животных редкой красоты, а также музыкой композитора Бруно Куле.

Возможно, для зрителя с изысканным и придирчивым вкусом тексты, вложенные в уста главного героя, является с научной точки зрения не совсем точными, а по сравнению со Священным писанием — незавершенной. Но следует согласиться, что риторики и поэтики в них достаточно: «... где были все эти рассеянные миллиарда моих атомов, где было все то, что стало моей плотью? В начале всех начал, у истоков всех истоков, когда еще ничего не существовало, когда и времени самого еще не было, кроме пустоты темнее, чем найбезмисячниша из ночей, безмовнишои, чем могила, пустельнишои, чем пустыня ... »

Как метафора Земли, перманентное изображение в фильме черного котла с «первоначальным космическим супом», где рождается жизнь, представляется не совсем убедительным. Однако в это действо веришь, потому что оно не фальшивое, как и думные лоб рассказчика, слегка охмарене бременем размышлений «о начале, которого никто не помнит, и конец, о котором еще никто ничего не знает».

Авторам фантастически красиво удалось изобразить сцены реальной жизни животных: морских коньков, рачков и паучков. Не могу не остановиться отдельно на уникальном эпизоде любовного танца двух паучков — хрупких, с длинными ножками. Сначала каждый из них по очереди, в отдалении, легонько касается паутинки, соединяющая их, как скрипач пальцами — струны. Это пицикато постепенно добавляет темпа, ускоряется и на фоне крещендо звуков самой скрипки, а позже и всего оркестра, переходит в экстатический танец, в котором как одно целое пульсируют паутинки, паучки и звуки музыки. Напоминает постановку балета на музыку «Болеро» Мориса Равеля! Такого совершенного, абсолютного единения музыки и видеоряда мне видеть и слышать не приходилось. Даже в фильме «Атлантис» (1991 год) режиссера Люка Бесона лучшие эпизоды не становятся вровень с увиденным чудом. Несомненно, во всем этом просматривается незаурядный талант звукорежиссера и композитора фильма.

Авторы кинокартины не придерживались теории божественного происхождения всего живого и не стали писать сценарий по Священным писанием. Этот факт породил во мне провокативное (не без риторики) вопрос: а не является одной из причин уничтожения людьми тысяч и тысяч видов животных засохшая корни религиозной философии, что Бог создал все живые существа на потребу людям?

Мой отец, светлая память его души, еще до войны подростком гонялся в степи наперегонки с дрофы. Недавно одна известная журналистка трогательно описала в своем произведении сцену, где маленькая девочка на цветущем лугу ловила кузнечиков, целовала их и отпускала. Сегодня, когда «мое тело еще не прекратило борьбу и не распалось на миллиарды частиц», я готов бежать за легконогою дрофы, которой, к сожалению, уже нет, или стать морским или луговым коньком, но это возможно произойдет лишь в другой жизни.