Ольга Гуевская: «Наш музей — уникальный»

18

Заместитель директора по научной работе Государственного музея театрального, музыкального и киноискусства Украины Ольга Юрьевна Гуевский работает в музее с 1989 года. По образованию — театровед, 1976 году окончила Киевский государственный институт театрального искусства им. Карпенко-Карого. Закончила аспирантуру ВНИИ искусствоведения (г.Москва).

Какие у вас новости в музее?

Вчера в нашем музее были депутаты Печерского районного совета, они посещали все организации, находящиеся на территории Киево-Печерской лавры. Думаю, это связано с идеей перехода музея в «Мистецький арсенал». Один из старейших корпусов арсенала перестал существовать как завод, и вся территория вокруг будет отдана под художественные институты, туда переселятся также музеи с территории Лавры.

— А в том доме всем хватит места?

— Там же около десяти гектаров. Запланирован ряд музеев, выставочные и концертные залы, кинотеатры, даже рестораны.

— А насколько приспособленные помещения для хранения экспонатов?

— Думаю, все должно строиться фактически заново. Существующие музеи не приобщают к такому важному делу как выработка концепции. Мы не являемся участниками, мы только ожидаем, что нам скажут сверху.

— Это должны чиновники решать?

— Это решается на уровне правительства, но мы обеспокоены, потому что если нас просто поставят перед фактом, мы ничего не успеем. Музей не делается за год-два. Надо знать точную площадь, сделать концепцию как музея, так и экспозиции, тематико-экспозиционный план, пройти этапы работы с художником над решением пространства и т.п. У нас есть определенные традиции. Нашу музейную экспозицию создан в начале 80-х годов, и она была в то время новым словом в музейном деле. К нам не раз приезжали из Москвы, Ленинграда, мы проводили совещания, семинары, делились опытом. По сути, мы впервые применили прием театрализации. Посетители видели не декорированы стены, а входили в определенное представление, что разыгрывалась за музейными законами. Специалисты говорили, что создано не музейную экспозицию, но музейную спектакль.

— Важно сохранить эти наработки.

— Безусловно. Уже есть уровень. В 2003 году наш музей был участником международного проекта. Все это происходило на базе исторического музея в Берлине. Проект назывался «Мифы наций. 1941 — 1945 гг Арена воспоминаний ». Речь шла о осмысления на различных уровнях — социальном, художественном, литературном, психологическом — Второй мировой войны, от начала до сегодняшнего дня. Выставка была комплексной, она сопровождалась огромным научным материалом, функционировала на различных информационных носителях, были использованы новейшие технологии. Украину представлял только наш музей. Из наших экспонатов были эскизы художников к спектаклям. Например, эскиз Александра Хвостенко-Хвостова к спектаклю 1946 «Молодая гвардия» в Киевском оперном театре. Второй экспонат — эскиз Давида Боровского к «Киевского тетради» в театре имени Леси Украинский, спектакли 1963 года. Немцы выбрали эти экспонаты, так как они демонстрировали изменении восприятия войны.

— Итак, музей имеет и свои хорошие традиции, и опыт международных контактов, теперь нужно не потерять приобретенного, обновляться. А как насчет темы фондов. Я бы назвала их сердцем музея. Или возобновлялись они за 15 лет Украины как независимого государства?

— Мы не имеем возможности вести работу в полную силу и на современном уровне за отсутствия средств. Самое главное, что мешает, пополнению фондов — потеря связей с театрами. Раньше существовала четкая система, по которой завлитом, руководители театров передавали нам материалы о премьере: фото, программы, афиши, эскизы художников. Теперь это происходит только благодаря нашим контактам, благодаря тому, что традиции еще сохранены. Ранее в этом очень помогала Национальный союз театральных деятелей Украины. Сейчас очень много коллекционеров, которые интересуются достопримечательностями культуры, и они охотно покупают такие материалы. Мы только узнаем, что мимо нас прошел очередной архив. Конечно, есть исключения: Валентина Игоревна Заболотная передала весь архив Амвросия Бучмы в наш музей. Бесплатно. Это огромный вклад. Мы много лет работали над систематизацией.

— А не нашлось в музея своего мецената?

— Мы наладили контакты с деятелями Объединение художников украинской сцены (ОМУС), существовавшего с 50-х годов прошлого века в США и Канаде. Под знаменами ОМУСу объединились деятели украинского театра, выехавшие во время войны. Речь идет о В. Блавацкого, И. Гирняка, Л. Крушельницкую ... Мы постепенно преодолевали барьер недоверия, поскольку мы государственное учреждение. Мы наладили контакты с Валерианом Ревуцким, многими другими. Многие омусивцив передали нам свои архивы. А меценаты ... Такого опыта, к сожалению, у нас нет.

— Возможно, в силу специфики экспонатов? Не часто же случаются исключительно художественные произведения?

— Безусловно. Наш музей — уникальный. Вообще наши фонды насчитывают более 250 тысяч единиц хранения. Но он рассчитан на специалистов, наши экспонаты — программы, афиши, изредка — эскизы сценографов. Допустим, я меценат и хочу сделать подарок, но хочу, чтобы это получило огласку. А наши экспонаты, как правило, не рассчитаны на заинтересованность массового ценителя.

— Такие же проблемы и у Музея Марии Заньковецкой, ведь он в вашем подчинении?

— Это наш отдел, и создан он на экспонатах из наших фондов. Так же, как и Музей Лысенко, который входит в Музей выдающихся деятелей Украины — в основе экспозиции также коллекция нашего музея. Причиной создания объединения музеев была попытка сохранить между улицами Саксаганского и Жилянской усадьбы выдающихся деятелей украинской культуры — Леси Украинский, Михаила Старицкого. Как известно, они жили рядом. Это был территориальный принцип, он имеет право на жизнь. И то, что музей существует уже столько десятилетий, подтверждает продуманность решения. Сегодня уже существуют музеи Лысенко, Старицкого. На очереди — музей Саксаганского. Кстати, это тоже коллекция нашего музея.

— Перейдем к теме, которой вы уже затронули вначале, до контактов с посетителями. Возможно, у вас существует стратегия массового привлечения посетителя?

— Я позволю себе непопулярное соображения. Давайте вспомним начало и середину 80-х годов. В музее работала вся советская идеологическая машина. В музее приходили не только специалисты, но и люди разных профессий. Музеи какой мере были клубами по интересам. Сегодня же наоборот — музей перестал быть местом универсального массового общения. Мы проводим так же много акций, встреч, конференций, но остались только те посетители, профессия которых касается профиля музея, которые являются театралами, любителями киноискусства, классической музыки. И я не скучаю по прежним временам. А насчет того, как привлекаем, то мы работаем со школьной и студенческой аудиториями. Мы уже знаем, когда в школе проходят тему «Корифеи украинского театра», потому что тогда у нас очереди. Есть много связей с различными организациями, например, у нас прекрасные отношения с Киево-Могилянской академией, особенно могилянцы интересуются творчеством Леся Курбаса. А выставка «Человек, который был театром», побывав в повсюду, вернулась к стенам музея и является постоянно действующей.

Страницы: 1 2 3