Экранные инвазии: мы выбираем, нас выбирают

В последнем фильме Брайана Де Палма «Черная орхидея» частицы кинопленки с снятом на них жизнью выглядят волнующе подлинными, в то время как «живые» герои — персонажами причудливого и равнодушно-отстраненного видения. Экранная псевдореальнисть теряет приставку «псевдо», и сама жизнь начинает подражать экранные образы: падение «башен-близнецов» до сих пор кажется поразительным голливудским визуальным эффектом.

Ни одно из современных искусств не приобрело такой навязчивой формы присутствия в эмпирическом мире. Это подавляет и создает впечатление, что в твою жизнь извне вкрадывается другая реальность, каждый раз другая, и все чаще, и избавиться от этого гнетущего чувства можно только с помощью рефлексии, или же выбросить белый флаг — приобрести билет и окунуться в волшебный мир японских самураев, американских подростков, французских любовников, российских авантюристов или от беспаспортных гоблинов. Ты отдаешь им часы своей жизни, свой разум и страсти, но этим вампирам (говорю без киноненависництва), возникающие из экрана в темноте зала, нужны не только твои деньги, но и мозг, чтобы и дальше существовать, оживать в новых штампованных творениях глобализованных киноиндустрий. Это вечный «общепит», это вечное «хлеба и зрелищ».


Ярко цветной, пугливый, гиперболизированный и визгливый мир «boom-boom movie», супермены и красавицы (обычные люди такими не бывают) делают твою жизнь тихим, серым и рутинным, но уютным. (По крайней мере так кажется по ту сторону экрана). С его мизерными проблемами (ну не мир же мы спасаем каждый день на своем рабочем месте и не созерцаем каждое утро из окна картины Армагеддона. А ведь есть еще множество подростковых фан-клубов, лучших друзей «фабрики грез», которых эта фабрика холит и лелеет и на чьих героев они молятся. А затем возникает другой бигборд, новая соблазн, и снова, как осел или зомби, ты идешь «развлекаться» до кинотеатра. А кто вообще нечувствителен к рекламным ремней, может бесплатно любоваться мордой очередного «восставшего из ада» или «ожившего мертвеца», который появляется из-за дерева в мирном и красивом парке или из-за угла уютной киевской улочки.

Мир иллюзий пробирается до наших органов чувств отовсюду, дразнит, лишает покоя, невольно обращает на себя внимание, дразнит глаз яркими мерцающими картинками в супермаркете, в метро, везде, где есть экран. Сопротивляться ему невозможно. Для меня пиковой ситуацией такого противостояния стала недавняя поездка в неотложным делам.

Обычно п'ять годин созерцания милых пейзажей и родных в своей скромной красоте поселков складываются в почти медитативное состояние-облегчения без мыслей: автобус едет быстро, и ты выхватываешь зрением то развалившуюся избушку, то желтое, горяче-красное или голубое поле, или тихое сельское кладбище с покосившимися крестами, а то напивзасохле и заросшее разнотравьем озеро, или нарядно разрисованный и украшенная дом настоящего хозяина, или тяжелую черную тучу, имеющая пролиться проливным дождем, или одинокого птицу, кружит над полем, а то еще новую церковь, что победно сверкает своими куполами ...

Радость, легкая грусть, восторг, смех, восхищение, опознавания ... Вся эта мозаика медленно составляет картину, ты ее с любовью хранишь где-то в подсознательных сокровищницах. И надо же такое — настроившись на мирную наслаждение, поняла: «кина не будет». То есть, наоборот, будет кино и только оно. В автобусе был телевизор. И салон его заложников. Пять часов ты едешь, восемь или двенадцать, — будет кино, еще и такое, что, по идее, всем нравится. Оно развлекает тех, кому скучно, не дает уснуть тем, кому скоро выходить, усыпляет тех, кому ехать еще далеко. Ани выключить его, ни приглушить звук невозможно, во-первых коллектив, «подавляющее большинство», во-вторых, настоящее непонимание тех, кто предлагает этот ненавязчивый сервис.

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8