Дмитрий Богомазов

Дмитрий Богомазов — режиссер театра. На профессиональной сцене работает с 1993 г. Окончил КГИТИ им. Карпенко-Карого в 1995 году. Осуществил постановки более 20-ти спектаклей в разных театрах Украины, среди которых: «Волшебница» по пьесе «Несчастная» И. Карпенко-Карого, «Что угодно, или Двенадцатая ночь» В. Шекспира, «Немного вина ... или 70 оборотов »по новеллам Л. Пиранделло,« Обманутая »по Т. Манном,« Очередь »по пьесе А. Мордань (Киевский государственный академический театр драмы и комедии на левом берегу Днепра),« Филоктет-концерт »за Софоклом, «Фауст-фрагмент» по Гете (независимые проекты), «Сон в летнюю ночь» В. Шекспира (Национальный академический театр русской драмы имени Леси Украинский), «Отелло» В. Шекспира (Черкасский областной музыкально-драматический театр имени Тараса Шевченко), «Счастье рядом» по пьесе «Украденное счастье» И. Франко, «Эдип» Софокла, «Что им Гекуба?» по пьесам «Шантрапа» П. Саксаганского и «Гамлет» В. Шекспира (Одесский академический украинский музыкально — драматический театр имени В. Василька).

Создал и возглавляет «Киевский театр« Свободная сцена », где поставил« Горло «Sanctus» по новеллам Гофмана, «Морфий» по текстам М. Булгакова и В. Кандинского, «Роберто Зукко» по пьесе Б. -М.Кольтеса и др.

— Спектакль «Отелло», которую вы поставили в Черкасском театре им. Тараса Шевченко, — вызов традиционному театру?

— Я так не сказал бы. Я вообще не занимаюсь «вызовами», политикой, пиаром, не устраиваю скандалов, не провозглашаю декларации — занимаюсь театром, а не тем, что вокруг него.

А относительно названной спектаклю ... Черкасский «Отелло» возник, можно сказать, из моего личного ощущения сущности города Черкассы. Сначала я предложил для постановки жесткую современную пьесу, но театр отказался, объяснив, что классика подойдет больше. Очень люблю Шекспира, по-моему, «Отелло» — «найкласичниша» пьеса.

Стиль представления каждый раз обусловливают определенные факторы, различные для каждой работы. Начав работать, мы с постановочной группой остро почувствовали особую специфику этого города. Вообще, когда создаешь спектакль, важно видеть, чувствовать, понимать, среди каких людей ты живешь, с кем, для кого работаешь. Мы увидели Черкассы как город детей. Отсюда и решение спектакля — назовем его эстетикой «пупсов». В итоге — детская представление о взрослую жизнь. Но это — условное определение.

Вообще, называя то, мы делаем это нечто неугрожающую. У Томаса Манна есть прекрасные соображения на этот счет (на примере диалога Иосифа и его брата). Так, Иосиф замечает: когда из чащи выходит лев, то сказанные животному слова «Я знаю, кто ты! Ты — лев »остановят зверя — лев ляжет у ног человека и будет ему служить. Когда же человек не будет знать, кто вышел из зарослей, она погибнет. Слово делает мир безопасным.

— Слово делает мир безопасным? Декарт замечал, что мир не такой, как мы его видим, — мы его сами довизначаемо.

— Человек именно этим и занимается. Но чаще всего движется по стереотипами. Я стремлюсь отнять у человека эту возможность — стереотипно определить, что она видит. Таким образом делаю мир опасным, но не в том смысле, что мир ее съест, — опасным, чтобы заставить человека думать, самостоятельно понять мир. Безопасный — значит ясен.

Тоталитарный мир — очень ясный (один — начальник, другой — известно кто! Все ясно ...). В демократическом же мире каждый человек, или она президент, рядовой гражданин, она, прежде всего, — человек, который должен принимать решения. У нас пока не так, но по крайней мере мы стараемся к этому идти.

Лучше с самого начала не ограничивать, не сужать взгляд, не жить «по привычке», тогда не нужно будет преодолевать границы. Мир целостен, и глобализация — это еще и попытка понять друг друга, увеличить угол обзора. Вспомним историю Египта: смена верховного божества позволила видеть горизонт, и тут произошло изменение на уровне цивилизационных устремлений.

— В спектакле «Сон в летнюю ночь» Уильяма Шекспира вы используете стиль театра кабуки — кимоно, самурайские мечи. Чем обусловлено обращение к Востоку?

— В стиле кабуки сделано лишь второй акт. Согласно сюжету, ремесленники показывают любительский спектакль для вельмож. Мы выбрали стиль японского театра, потому что кабуки для украинского сознания — искусственная структура (как не передавай стиль японского театра, все равно будешь выглядеть любителем. Конечно, можно было бы использовать другой стиль, но текст очень гармонирует с японским.

— Кроме Черкасского, вы успешно сотрудничаете с Одесским украинским театром имени Василя Василько, где вы поставили «Счастье рядом», «Эдипа», «Что им Гекуба?" А почему именно Одесский театр?

— Я люблю этот театр, людей, которые в нем работают, люблю Одессу. В Одессе, надо сказать, украинский театр на очень высоком уровне, хотя ему трудно — город русскоязычное.

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8

Рубрика: Фигуры