Николай Боклан

Николай Боклан — актер театра и кино. Окончил КГИТИ им. Карпенко-Карого в 1988 году. С 1988 года работал в Молодом театре, с 1997-го — актер Киевского государственного академического театра драмы и комедии на левом берегу Днепра.

Театральные работы: Сиро, «Комедия о прелести греха» Н. Макиавелли, режиссер Ю. Одинокий; Иаков, «Ты, которого любит душа моя» Н. Птушкина, режиссер Д. Лазорко; Петрюс, «рогоносец» Ф. Кроммелинка, режиссер О . Лисовец; Тони, «Так закончилось лето» И. Шоу, режиссер Е. Митницкий и Алексей Вронский, «Анна Каренина» Л. Толстого, режиссер Э. Митницкий; Фредерик Феллоуз, «Зрители на спектакль не допускаются» М. Фрейн, режиссер Ю. Одинокий; Жорж Дандено, «Любовь времен Людовика» Ж. -Б.Мольера, режиссер А. Дзекун; Доктор Гиббс, «Наш городок» Т. Вайдлера, режиссер Л. Зайкаускас; Лопахин, «Вишневый сад» А. Чехова, режиссер Л. Зайкаускас; Сирано де Бержерак, «Сирано де Бержерак" Э. Ростана, режиссер А. Билоус; Федор Орловский «26 комнат ...» А. Чехова, режиссер Э. Митницкий.

Снимался в фильмах: «Два шага до тишины» (1991), режиссер Ю. Тупицкий; «Несколько любовных историй» (1994), режиссер А. Бенкендорф, «жертвой. Осеннее убийство в Мюнхене »(1995), режиссер А. Янчук,« Черная рада »(2000), режиссер М.Засеев-Руденко,« Богдан Зиновий Хмельницкий »(2002), режиссер Н. Мащенко,« Дух Земли »(2003) , режиссер В. Янощук, «Железная сотня» (2004), режиссер А. Янчук, «Философия» (2005), режиссер А. Пасикова.

— Расскажите, пожалуйста, о работе в фильме «Философия» молодого режиссера А. Пасикова.

— Когда я прочитал сценарий, произошла комичная вещь — я сразу начал представлять себя в образе. До моего знакомства с материалом мы с Аллой немножко говорили относительно того, кто есть главные герои, они люди. Но, прочитав сценарий, я уже не выпускал его из рук, цитировал отдельные строки из него актерам-коллегам, просто был не в силах скрыть восторга: «Смотри, какая вещь! Так кратко и так емко! В каких-то пяти-десяти страницах — жизнь двух людей — и то, которое было, и то, какое есть, и то, какое будет »Я что-то импровизировал при этом, советовался с ними.

— Вы знали, что будет сниматься также и Ярослав Гаврилюк?

— Да. К сожалению, в театре нам не пришлось сыграть вместе, а вот в кино повезло. Сотрудничество с Ярославом — удовольствие, я знаю его прекрасные работы в «Дударик», «Грачи», «Вавилоне ХХ». Кстати, я также снимался в «Вавилоне ХХ»! В массовке, когда был еще школьником! Это, вообще, было мое первое знакомство с кино. Но, возвращаясь к «Философии», скажу, что съемки проходили очень легко. Снимали под Киевом, в обычной сельской хате, едва дышит, в которой жили и сейчас живут люди.

— А на баяне вы учились играть специально для этого фильма?

— Я имитировал. В детстве знакомство с баяном было, но, пожалуй, мне медведь на ухо наступил (смеясь).

— Когда таких людей, как в «Философии», видишь в жизни, чувствуешь какой-то непонятный грусть, а ваш персонаж трогает.

— Для меня единственная сложность на съемках была в том, чтобы не перебрать — настолько материал зажег меня. Я почувствовал этого человека. Костюм, шляпа и рыжие босоножки (которые, к сожалению, в кадр не попали) я нашел сам — в цехе — посреди миллиона (!) Наименований одежды и обуви. Я к тому же придумал для своего персонажа следующее: на его волосах, когда он снимает головной убор, должен оставаться след от «солидного» шляпу. Для этого я перед тем, как его одеть, мочил волосы. Еще пачкал себе умышленно ногти, ел очень много картофеля, чтобы как можно лучше «отшлифовать» манеру есть наш национальный продукт (смеясь).

Помогали в работе атмосфера нищей и очень маленькой избушки и немалое количество мух. Вместе с тем я чувствовал партнерство Ярослава и, надеюсь, он чувствовал мое. Вообще, все складывалось очень легко. Но, есть одно «но». Я не очень согласен с финалом. Я хотел играть в финале веселую песню, нечто вроде Бреговича, очень контрастное с самим фильмом, потому что когда человек плачет, но играет веселую мелодию, это значит, что у нее есть надежда. А сделали наоборот...

Я понимаю, что никуда мой персонаж не будет вступать (и он это знает), но тот украинский гонор, украинское ожидания прекрасного будущего, которого, по сути, никогда не будет, — это и есть наша ментальность. Мой персонаж — лжец. Но он лжет не ради выгоды, то, о чем он врет, — это и есть тот рычаг, который движет его жизнью.

— А если вы не согласны с режиссером, что происходит?

— Когда существует сотрудничество с режиссером, это прекрасно, а когда существует диктат в творчестве — это уже не искусство. Самое главное — не тянуть телегу в разные стороны.

— Ваши слова: «Актерская профессия — отдушина, которую ни на что не променяет. Кто вас очаровал актерством?

— Сама профессия. Отец и мать играли в любительском самодеятельном театре, мама до сих пор поет в церковном хоре, отец хорошо играет на гитаре, на баяне. Так уж случилось, что брат и я — актеры.

— Вы пришли в театр драмы и комедии с Молодого...

— Да. Я был занят в Молодом театре в спектакле «День любви, день свободы». Эдуард Маркович Митницкий, посмотрев этот спектакль, предложил мне работать в его театре. Но там я работал еще, будучи студентом (вместе с однокурсниками Виталием Борисюком, Владимиром Ющенко). Когда же закончил институт, театр не смог принять меня на работу — ни меня, ни моих друзей. И тогда Оглоблин пригласил меня в Молодой театр.

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8