Штрихи к портрету Сергея Данченко

Общеизвестна мысль Константина Станиславского, театр начинается с вешалки.

Однако большой основатель «системы» хорошо знал, что настоящий театр зарождается только под руководством творческой личности. В 70-е годы ХХ в. таким руководителем для Львовского академического театра им. М. Заньковецкой был Сергей Владимирович Данченко.

В моей творческой и личной жизни, как, впрочем, и в жизни многих моих коллег в театре, Сергей Владимирович сыграл очень важную роль не только как художник (режиссер, руководитель труппы), и как человек. Он пришел в театр им. М. Заньковецкой в 1965 г. после успешной осанки на его сцене дипломного спектакля по пьесе польского драматурга Леона Кручковский «Первый день свободы».

В то время в театре появилась большая группа молодых актеров, выпускников театральной студии при театре (1959—1961 гг, 1961—1963 гг.): Богдан Ступка, Владимир Глухой, Виктор Коваленко, Алла Корниенко, Ольга Пицишин, Наталья Лотоцкая, Богдан Козак, Лариса Кадырова, Наталья Миносян. В театр пришли также выпускники Киевского театрального института им. И. Карпенко-Карого Виталий Розстальний, Анна Плохотнюк, из Запорожского украинского музыкально-драматического театра им. Н. Щорса — Таисия Литвиненко и Федор Стригун. Впоследствии Сергею Данченко, уже как главному режиссеру, суждено вывести большинство из этих молодых актеров на орбиту высокого творческого взлета.

Первая моя встреча с Сергеем Владимировичем как режиссером состоялась 1965 г., когда он назначил меня на роль в пьесе А. Штейна «Вдовец». В следующем году доверил роль в спектакле по пьесе А. Школьника «Человек за бортом». Случай, произошедший на художественном совете при обсуждении генеральной репетиции, стал для меня определяющим в моих отношениях с Сергеем Владимировичем.

Члены художественного совета не только хвалили, но и остро критиковали, в частности досталось и мне — исполнителю главной роли. Не такие, мол, советские ученики в исполнении Б. Козака, их поведение, манеры ... Дали слово постановщику Сергею Данченко. Он поблагодарил присутствующих за анализ работы, а в конце сказал то, что помню и доныне: "У меня претензий к работе Богдана Козака нет, он четко выполнял мои задачи, поэтому вина здесь моя, а не его. Есть еще несколько дней до премьеры и учтем ваши замечания ".

В театре некоторые режиссеры перекладывают бремя ответственности за неудачную спектакль на плечи актеров. К чести Сергея Данченко, он критику всегда в большей степени брал на себя, а успех делил поровну с актерами. Взаимоуважение, доверие во время работы между ним и теми актерами, работавшими над спектаклем, была всегда велика. Ценил дружбу и не терпел предательства! Я, как и большинство моих коллег, всегда полагался на его вкус, чувство меры, интеллигентность и ум, безоговорочно верил в его дальновидность как руководителя театра.

Думаю, что с этого взаимного доверия друг к другу родились основы той театральной этики заньковчан 60-70-х годов, делают сильным этот коллектив и сегодня. Актер для Сергея Данченко был не холодным громкоговорителем или беспозвоночным пресмыкающихся, а личностью, живым человеком, тонко реагирует на проблемы общества, имеет свою личную творческую мысль.

В 1978 г. я не поехал с ним в Театр им. Ивана Франко. За кофе в «Золотом петушке» имели длинную и откровенный разговор. Мы всегда понимали друг друга, он не оставил передо мной своей души, не закрыл и дверей театра, куда перешел работать и куда я всегда мог войти. Вспоминаю этот эпизод в наших отношениях только потому, что Сергей Данченко рассказал о нем в интервью, которое дал газете «Факты».

Труд Сергея Владимировича во Львове делится на три периода. В театре им. М. Заньковецкой — на должности очередного режиссера (1965—1967 гг), на должности главного режиссера Львовского театра юного зрителя им. М. Горького (1967—1970 гг) и с 1969 по 1978 гг — главный режиссер коллектива заньковчан. За два периоды работы в Театре им. М. Заньковецкой он поставил 18 спектаклей. Семь из них были, без сомнения, знаковыми для всего украинского театра: «В дороге» В. Розова (1966), «Маклена Граса» М. Кулиша (1967), «Каменный хозяин» Леси Украинский (1971), «Мое слово» В. Стефаника (1971), «Ричард III» В. Шекспира (1974), «Знаменосцы» О. Гончара, Б. Анткова, С. Данченко (1975), «Украденное счастье» И. Франко (1977).

Сергей Данченко строил репертуарную политику театра так, что его личные успехи не отодвигали в тень труд коллег-режиссеров Алексея Репка, Владимира Опанасенко, Аллу Бабенко, Богдана Сусловського. Каждый из них имел возможность раскрыть свой талант. В частности, Алексей Николаевич Рипко, за плечами которого пролег долгий творческий путь, словно получил второе дыхание. Его «Суета», «Хозяин» И. Карпенко-Карого, «Мария Заньковецкая» А. Рябокляча долгие годы оставались украшением занькивчанського репертуара.

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9

Рубрика: Опера

Метки: , , ,