Виталий Савчук: «Актер — категория скорее душевная, чем духовная»

Незаменимый справочник для пополнения коллекции

Были времена, когда в молитвах я просил, чтобы мне было разрешено уйти из театра спокойно и без шкодувань. И однажды я сказал Сергею Владимировичу: «Оставляю театр». Он был шокирован: «А кто будет играть Пер Гюнта?" Впереди была пора отпусков, а после отпуска Данченко больше не вернулся в театр — заболел ...

— А за год до этого, осенью 2000-го, в Киевском муниципальном академическом театре оперы и балета для детей и юношества состоялась премьера вашего моноспектакля «Метель». Ее вы играете уже седьмой год. На ваш взгляд, в чем залог успеха «Метели»?

— Этот спектакль зрители могут видеть благодаря Николаю Ивановичу Мерзликин. Видимо, она — особый подарок всем ее участникам, подарок, где гармонично сочетаются драматургия, музыка, опыт режиссера, а также дирижера Анатолия Бойченко, который, надо сказать, давно мечтал о такой спектакль. Когда Николай Иванович ушел из жизни, у меня возникли подозрения, что спектакль снимут, однако директор спросил: «А могли бы вы еще что-то подобное поставить?», И я понял — спектакль будет жить. И живет. Она не имеет возрастного ценза. Мы играем ее не только днем, в расписании есть и вечерние часы. Публика приходит разная, и порой в зале немало взрослых зрителей. Знаю людей, которые не один и не два раза посмотрели этот спектакль.

— Первая «Метель» и та, которую вы сегодня дарите зрителю, насколько разные?

— Конечно, разные. Стержень каждый раз остается один и тот же, однако ни одна из представлений, несмотря на то, что в ней задействован только один актер и оркестр, не является копией уже сыгранной, и мизансцены рождаются зависимости от того, как идет спектакль. Из всех сыгранных спектаклей несколько могу вспомнить как особые: они оставили после себя чувство профессиональной целостности, которое можно сравнить с ощущением, которое появляется, когда весьма удачно забил гвоздь (смеясь).

Страницы: 1 2 3 4 5 6