Заднепровский Александр Михайлович

Заднепровский Александр Михайлович родился в Киеве в актерской семье Заднепровских-Ткаченко. В 1975 году окончил КГИТИ им. Карпенко-Карого (курcу Анатолия Скибенко). Служил в Советской армии, после службы работал 4 года в Киевском театре русской драмы им. Леси Украинский.

С 1980 года, приглашен Сергеем Данченко, работает актером в Национальном украинском театре им. И. Франко. Народный артист Украины. Этапные роли в театре им. И. Франко: Гайдай в «Гибели эскадры» Корнейчука, реж. Сергей Данченко; Огнев во «Фронте» Корнейчука, реж. Игорь Афанасьев; Блез в «Блэз» Клода Монье, реж. Владимир Опанасенко; Дон Алонсо в «С любовью не шутят» Педро Кальдерона, реж В. Опанасенко; гетман Дорошенко в одноименной драме М.Старицькои-Черняховской, реж. В. Опанасенко; Степан в «Боярыни» Леси Украинский, реж. В. Опанасенко; король Генрих в «Я, Генри II» Дж. Гольдмена, реж. Юрий Кочевенко; Федор Карамазов в «Братьях Карамазовых» Достоевского, реж. Юрий Одинокий.

В 1998—2002 годах по предложению Вячеслава Чорновила был депутатом Киевсовета от Народного Руха.

— Личность, сформированная актерской династией, талантливый актер и — национальный театр. Так сказать, два плюса. Говорят, плюсы видштовхуються.Чы легко вам реализовывать себя в театре, подобных которому немного?

— Такой театр единственный в стране. Он неповторим не потому, что я недооцениваю другие национальные театры, просто патриот своего, влюбленный в его историю. Я давно привык считать себя частью театра, поэтому никогда, к счастью, при всех неурядицах, — не чувствую своего «Я» отдельно от него. Я чувствую себя его кровеносной сосудом и тешу себя надеждой, что театр не смог бы без меня, как я не могу без него. Я актер сознательный, это связано с воспитанием, то есть для меня изначально не существовало секретов, как делается фокус.

Я с детства видел фокусы изнутри, а потому иллюзий относительно сложности профессии у меня никогда не было. Знаю, что никто никогда не был способен полностью удовлетворить зрителя, часто не хватает актерской жизни, чтобы осуществить или свою мечту, или мечту своего зрителя, но стремиться надо. Мы ловим синей птицы, хотя уже на старте знаем, что это невозможно. Без поиска этого синей птицы или белого коня — не было бы искусства.

— С одной стороны, существует стремление угодить зрителю, с другой — не подыгрывать его низким потребностям.

— Классики всегда учили: не опускайтесь до уровня оперетки, поднимайте зрителя, его вкус, театр — это кафедра, театр — это храм. Это как библейские заповеди. Кто их выполняет, а кто нет. Это вечный марафон — стремление держать планку, но одновременно не отпугнуть зрителя зарозумнимы для дворника Пети экспериментами. Как найти золотую середину?

Театр, как и церковь, не отделен от общества, даже если кто и пытается это декларировать. Вместе с тем, независимо — в комедии или в трагедии, он должен немного отличаться от жизни, нельзя туда заходить в грязных калошах. На нас сейчас очень влияет политика через телевизор, мы находимся в стрессе от нестабильности, нас волнуют цены и тарифы. Я выхожу из театра и думаю, как прокормить семью.

Но не дай Бог, буду думать об этом 24 часа в сутки, не могу творить. А творить надо легко, даже трагедию надо играть в хорошем настроении, — так учили меня мастера, родители. Величие актера в том, чтобы забыть тарифы, неурядицы. За то ему и деньги платят. Надо уметь выкручивать себе руки, чтобы оставались крылья, иначе ничего в профессии не получится. Возможно, я мыслю романтично, но я — актер с достаточным сценическим опытом и отвечаю за свои слова.

— Актер — человек зависимый. Тот спектр ролей, который у вас уже есть, или он достаточен? Возможно, вы хотели бы попробовать себя в других творческих направлениях, в другой драматургии? Есть ли у вас мечты с перспективой их воплощения?

— Очень сложный вопрос. Оно мучает каждого актера, который достигает определенного уровня мастерства. Ролей сыграно много десятков, но не все они влияют на био-графия и даже на собственное эмоциональное состояние. Как происходит у актера? С приходом в театр после вуза, он работает на количество. Потом количество перерастает в качество.

Институт дает диплом, который является пропускным билетом без всякой гарантии на верхнюю или нижнюю полку или на мягкое кресло. Это политики могут играть, например: «Голосуйте за нас и почувствуете облегчение уже сегодня». В театре такого не бывает. Это долгий и трудный индивидуальный путь.

Итак, сначала мы соглашаемся на все, вернее, нас, актеров, не спрашивают — мы рады, что есть роли. С приходом в театр я играл 27 спектаклей в месяц. Это называется методом разбивание носа — бросают на глубину и ты гоняешь воду. Это количество с годами перерастает в качество, ты комфортно чувствуешь себя во времени, в пространстве, то есть на сцене. Ты вооружен, у тебя есть технический психофизический багаж, ты готов к поискам драматурга и режиссера.

Страницы: 1 2 3 4 5