Личная жизнь

6 января 2009

Психоз, невроз, перверсия в теории кино

Клинические структуры психики

Лакан выделял всего три клинические структуры психики: психоз, невроз и перверсию2. Важно подчеркнуть, что это структуры и что их всего три. Начнем с другой. То, что не существует структуры для нормальной психики, не случайно. Нормальность Лакан определял чисто операционно, как склонность не относиться серьезно к внутреннему дискурсу3. Психоанализ, по Лаканом, не должен и не может выполнять нормализуя функции (отсюда его сарказм по отношению к американской эго-психологии с ее стремлением к адаптации), завершение психоанализа — не приобретение (новой идентичности, сокровища), а потеря. Лакан определял завершения как переход через фантазию, благодаря которой субъект имеет доступ к реальности. И здесь он не слишком далеко от пессимизма Фрейда, задача психоанализа видел лишь в том, чтобы превратить невротика на обычную несчастного человека. Лакан называл это: полюбить свой симптом. Фрейд очень хорошо понимал, что «человеческая обстоятельство» (как бы он ее не определял — как преждевременное рождение или как недовольство культурой) — это неизбежная неудача, и единственное, что может сделать психоанализ, это показать человеку его неизбежность. Лакан обозначает эту неудачу перечеркнутым субъектом ($), субъектом расколотым, отделенным от себя. Этот раскол осуществляется благодаря вхождению субъекта в сферу Символического, языка, где господствующим означником является Имя Отца. Речь идет о вхождении в едипальну структуру, которая устанавливает половую отличие и закон кастрации (при этом речь идет о кастрации не субъект, а матери, которая с всесильной фаллической матери раннего периода должно стать кастрирован, лишенной фаллоса, а следовательно, наделенной недостатком).

13 октября 2008

В «Глобусе» играют только Шекспира, или В каждом англичанине живет король

140«Лондон наконец сможет взглянуть в глаза Шекспиру», — так зреаґувала британская пресса на возобновление аутентичного шекспировского театра «Ґлобус», которое состоялось пять лет тому назад. На фоне общей театральной картины Лондона, которая поражает избыточной модернизацией со склонностью к експериментаторства, исключительность «Ґлобуса» — в возвращении к истокам, скрупулезной реконструкции «обломков прошлого».

«Ґлобус» — театр-полумузей. Днем в его помещении постоянно действует експози-ция, что освещает детальную картину закулисной жизни, которой оно было в сим-надцятому веке, а каждый вечер эта картина оживает на театральной сцене.