Новости по теме: девушка

6 августа 2009

Василий Портяк. За обиду гор (продолжение сценария)

Между тем Довбуш с ватагой сидели в лесу.
Были все уставшие, обкуренные сажей, у некоторых свежие царапины то на руке, то на лице.
Господствовало, однако, возбуждение.

Как ему бехнув по голове, только ногами покрылся, — хвастался своему обыкновению Иван Срибнарчук.

А госпожа кричит: «стшеляй, стшеляй до них», — рассказывал другой.

Но мы же их потрясли хорошо! — Сказал Процьо.

Довбуш, Лукин Джимуга и Головач стояли у Антося.
Тот пристроил на пеньке бумагу и каламарець с чернилами.

Пиши, чтобы не думали защищаться, потому что такие гоноровые были и с дымом пошли, — приказал Антося Довбуш.

Антось старательно скреб пером.

— Еще этого Карпинского стрясемо, да и надо возвращаться в горы, — говорил тот, который рассказывал о перепуганную даму.

— Уж как атаман скажет, — заметил Проць.

Как стемнело, в имении Карпинский царил неописуемый переполох.

В просторной столовой комнате бегали перепуганные служанки, снося на стол водку и еду.

Командовала всеми старая баба.

3 мая 2009

Литературный сценарий художественного фильма

Эконом стоял испуганный, зато арендатор не терял чувства превосходства.

— Бардзо ми обидно, господа, — иронично отметил обращении, — но я деньги при себе не держу.

— Он говорит правду, — отозвался с порога освобожден Иваном Антось. — Касса в Яблунови.

Все обернулись.

— Антось? — Удивился Лошак по вольной заведение слуги.

— Но это не вся правда, — сказал Антось и, обойдя хозяина, подошел к стене.

Отклонив портрет какого Лошаков предка, парень показал на дверцу тайниках.

— Ключ! — Закричал Алеша.

Господин только свысока посмотрел.

Довбуш кивнул Лукины Джимузи.

Тот подошел, снял портрет на пол и ударил Бартко в стену.

В стене зияла дыра.

На столе лежали деньги, куча бумаг.

Довбушем вспомнилось:

Управляющий вельможным жестом бросил на стол документ, который дал право на произвол на пастбище (когда они приходили на жалобу).

— Что за бумаге? — Толкнул Бартко бумаги на столе.