Новости по теме: конфликт

19 октября 2009

Ромео и Джульетта

Морозный снежный день конца ноября 1927 года. Узкими московскими улочками Сухаревкы, старого купеческого района, пробираются двое — высокий стройный юноша в белой девичьей шапочке с помпоном и в пенсне с единственным стеклышком и хрупкая девушка в не по сезону легком костюме и изысканных замшевых туфельках на очень высоких каблуках. Парню и девушке холодно, потому что в поезде «Киев — Москва» их лишили последних теплых вещей, голодно, потому что в их карманах — три рубля в двух, но в головах — грандиозные планы покорения Москвы, а в сердцах — отчаянная и безграничная вера в будущее и друг в друга.

Наконец добравшись до дома, где снимал комнату Арсений Тарковский, узнали от квартирной хозяйки, того нет. А на ее вопрос: «Как передать Арсению, кто заходил?» — Ответили хором: «Мы ... Ромео и Джульетта ».

Так они и вошли в историю украинского театра ХХ века — всегда вместе, рядом: Роман Черкашин и Юлия Фомина, Рома и Юля, Ромео и Джульетта.

3 июля 2009

Бешеный бык и трепетная лань

Рожденный 1 мая 1969 испанец Хавьер Бардем — сын актрисы Пилар Бардем, племянник режиссера-коммуниста Хуана Антонио Бардема и внук актера Рафаэля Бардема. Преодолеть такой «генетический код» Хавьер не смог, поэтому уже в четыре года дебютировал в телесериале «Мошенник». А за 27 лет взошел на кино-Олимп с оскаровской номинации.

За время между двумя этими выдающимися событиями Хавьером удалось стать неоднократным номинантом и лауреатом испанской националькои кинопремии «Гойя», одним из наиболее уважаемых и известных молодых актеров Пиренейского полуострова (в частности, сняться в фильмах Педро Альмодовара и Бигас Луны), получить призы фестивалей в Венеции и Сан-Себастьяне, а также сногсшибательно изменить сам способ собственного пребывания в кадре. Видимо, сочетание безусловной артистической одаренности и необычных природных данных сделали Хавьера Бардема незаменимым и желанным сначала для европейских, а затем и американских режиссеров и продюсеров.

Сначала попробуйте произнести его имя — Хавьер Бардем, — и вы почувствуете капризное сочетание почесывающей, почти вкрадчиво нежности с твердым лязгом оружия на корриде. А прислушиваетесь — то услышите выразительные модуляции мягкого голоса (редко — на высоких тонах, несмотря на то, что испанец). Впечатление от фигуры Бардема — необузданная телесная сила, физическое жизни, бьющей через край.