Новости по теме: режиссер

25 августа 2009

Невероятная история в испанском стиле

1История же рассказывается как вполне вероятная — автор подает ее реалистично, без всяких кинематографических средств, которые бы свидетельствовали об обратном. Впрочем, одно средство он использует, некий фильм в фильме, когда Бениньо пересказывает Алисии: сюжет увиденного в кинотеатре эротического фильма американского режиссера Джека Арнольда, снятого в середине 50-х годов, режиссера, склонного к фантастическим преобразованиям, чтобы образно показать зависимость человека от того что сильнее его. В фильме «Поговори с ней» эта «вставка» вписалась в качестве иллюстрации роковой любви юноши к Алиции.

Мастерски выстраивая бытовую среду действия, убедительную психологическую мотивацию, автор, похоже, снисходительно насмехается над нашей готовностью поверить в невозможное. Но не в этом его задача. Думаю, что невероятность истории свидетельствует об умении фантазировать, и фантазировать не абстрактно, а вплетаясь в повседневность. То есть на почве повседневности.

Лучшие описания, цены, характеристики
23 августа 2009

Противоречивое кино

12Как квалифицировать «Молитву за гетмана Мазепу»? Как неудачный фильм? Или смириться с тем, что воспринять его не готов зритель?

Юрий Ильенко после завершения фильма в конце 2001 года не захотел прислушаться к доброжелательным советам (о разгромной критике говорить не приходится), прозвучавшие со страниц прессы, не принял предложения поляков добавить эпизоды из жизни Мазепы при дворе польского короля. Вслед за И. Бергманом он мог сказать: «Я не позволяю подгонять себя под ту или иную формулировку или систему, не позволяю насильно вести себя туда, куда мне идти не интересно».

А что в итоге? Стал ли фильм успешным с точки зрения художественного и коммерческого, как это сознательно прогнозировал и декларировал автор во время работы над ним? Точной информации о коммерческом успехе еще нет. Относительно художественного — результат можно сформулировать так: «сколько людей — столько и мнений». Одни убеждены в несостоятельности фильме, даже его вредности (интересно, выражающих такой тезис антиподы идеологические: как адвокаты Петра I, так и защитники Мазепы). Другие, исходя из необычности фильма, его непохожести ни с одним из сих пор созданных, пророчат ему признание в будущем. Третьи акцентируют на злобности критики и отсталости зрителя, которому «не дано» понять поиск художника.

5 августа 2009

О воскресении барочной драмы

Известно, что современный театр и украинские барочные драмы — понятие почти не сочетаемые. Постановка четыре года назад Львовским Молодежным театром «Благодарного Эродию» по Г. Сковороде — одна из немногих исключений. Но если «Благодарный Эродий» — это диалог-притча, перенесенная на сцену, то «Воскресение мертвых» Г. Конисского — настоящая драма, предусматривающий театральную постановку. Воплотил ее в театре им. И. Франко молодой режиссер Андрей Приходько.

Драма «Воскресение мертвых», написанная иеромонахом и преподавателем Киево-Могилянской академии Георгием Конисским для школьного театра Киево-Могилянской академии в 1747 году, принадлежит к жанру моралите — аллегорических пьес, персонажи которых — «схематизированная» олицетворение добра и зла. Название «моралите» говорит само за себя — драмы этого жанра должны быть воплощением христианской морали, и первоначальная (средневековая) функция моралите — это сдерживание карнавального разгула перед Пасхой.

Для современного читателя и зрителя барочная драматургия сложная не только из подзабытого церковнославянского

4 августа 2009

Диагноз: Тартюф

Золотое правило жизни: чтобы голова была целее, чтобы ей свободно можно было поворачивать в разные стороны и жить долго и богато, лучше лишнего не говорить, посторонних не раздражать, где нужно промолчать, кому надо дифирамб спеть. Золотое правило искусства театра: быть понятным и доступным зрителю, прощающим в выборе художественных средств и приемов, четко осознавать, что именно необходимо сказать со сцены, ни к кому не обращаясь.

Обе совершенно противоположные установки одновременно кое-как удовлетворяют украинских художников, которые, когда надо промолчат, когда надо публику развлекут, а может, и социально-политический заказ выполнят. Но очевидно оба правила не могут действовать одновременно там, где речь идет не только о чувствах и страсти, но и затронуть сферу актуальнее, как от политика. А «Тартюф» — пьеса политическая, за которую автору пришлось поплатиться дружбой с королем и запретом постановки.

Когда «Тартюф» впервые появился в Киеве 1917 года на сцене Украинского Национального театра, то, вероятно, отблеск критики тогдашнего демагогического политиканства лег на спектакль. Большинство других украинских «Тартюф», как и всех советских «Тартюфе» в целом, — это антирелигиозные антицерковные агитки, где знаменитый мошенник разоблачался и высмеивался прежде всего как представитель клира.

13 июля 2009

«Это должна была быть детективная мелодрама»

Дончик Андрей Витальевич — кинорежиссер, главный режиссер студии «1 +1». Закончил 1983 кинофакультет КГИТИ им. И. К. Карпенко-Карого. С 1985 по 1996 год режиссер-постановщик на киностудии им. А. П. Довженко. Поставил кинофильмы «Владимир Сосюра» (1983), «Гибель богов» (1988, приз за лучший дебют I Всеукраинского кинофестиваля имени И. Миколайчука), «Кислородный голод» (1992, приз кинокритики — Венеция, 1992; приз за лучшую роль — Салоники, 1992). Режиссер программы «Телемания» (1996), автор и режиссер ток-шоу «Табу» (Приз «Золотая Эра» Национальной телекомпании Украины в номинации «лучшее ток-шоу 1997 года»). Член Союза кинематографистов Украины (1992). Лаурeат премии им. Пилипа Орлика (1994).

Андрей, вы — известный кинорежиссер, автор знакового фильма «Кислородный голод» сегодня работаете на телевидении. Почему не снимаете кино?

«Кислородный голод» был снят 10 лет назад. Не уверен, знают меня сегодня как кинорежиссера вне узким кругом критиков или моих коллег. Почему не снимаю кино? Потому что не хочу портить впечатление от того, что я сделал в девяносто втором году.

1 июля 2009

Ирина Клищевская: «Романтика должна вернуться ...»

Этот театр органично вписывается в наиболее «художественную» улицу Киева — Андреевский спуск.

Он совсем небольшой — всего на 70 мест, очень уютный — это впечатление усиливается и тем, что он является театром-кафе на французский манер. И во всем чувствуется изящная женская рука. Ирина Клищевская — художественный руководитель театра «Колесо», Заслуженная артистка Украины. Она уже более десяти лет не дает колесу остановиться, и именно она сумела создать эту неповторимую камерную атмосферу, которой нет в других театрах.

И хотя зал можно назвать несколько тесноватым, но все же это, на первый взгляд, недостаток сближает зрителей между собой (возникает желание поделиться впечатлениями от увиденного) и, конечно, с актерами. Пустых мест здесь не бывает. Если же говорить об Ирине Клищевская как о личности, то видим удивительную настойчивость в достижении цели. Ведь после окончания школы ей не удалось поступить в театральный институт — ей предлагали кукольный факультет, она не согласилась, поступила в университет на географический, что ей тоже было интересно.

19 июня 2009

Historia sacra или historia profana?

Аспекты отражение исторического материала в познавательном кино.

В первом фильме «История ... Зачем она нам?» (режиссер М. Донец; из сериала научно-познавательных фильмов «Неизвестная Украина», НКУ, 1993) авторы анализируют, почему истории Украины практически не было. После титра названия фильма на фоне панорамы руин Успенского собора женский голос обращается к нам, словно к всех зрителей: «... давайте начнем с самого начала. Какое ваше имя? Сколько вам лет ?..» Уже потом в кадре появляется крупный план — женское лицо. Камера отъезжает, видим, что это врач, который обращается к больному, лица которого не видно, потому что сидит спиной к нам. Больной тут — как обобщение потерь, как темная и способна форма. Он не помнит ни своего имени, ни названия предметов. Закадровый авторский голос (персонифицированный, живой, а не «государственный» с металлическими тембрами) констатирует: "Это амнезия, страшное психическое заболевание, связанное с потерей памяти.

Для человека это трагедия, — продолжает актер за кадром, а на экране — падает высокое стройное дерево, корни вырывается из земли, — да какой же степени измерить трагедии народа, у которого отобрали историю, лишили исторической памяти, лишили собственного имени? Почти три века, триста долгих лет в состоянии амнезии находился славный гордый и свободолюбивый народ Украины Истории Украины практически не было, она существовала лишь как эхо великодержавной истории — истории России ... "